June 27th, 2005

sargent

(no subject)

Нас с детства учили говорить правду - и тут же требовали ответить, кого мы больше любим - бабушку по папе или бабушку по маме, и никого не обидеть. Мальчиков учили, что они никогда не плачут, а девочек - что они обожают розовые платья.
Даже если первой фразой маленького человека будет "я никогда не вру", она же станет и его первой ложью. Но в мире, где принято врать, принято врать и о собственной честности.
Если так или иначе, больше или меньше, из любви к искусству или ради спасения жизни, нам все равно приходится привирать, умалчивать, искажать факты, валять ваньку или улыбаться из-под маски - почему бы не делать это для сохранения спокойствия и внутренней свободы?
Когда-то я была честной. Точнее даже нет: я была эмоционально слабой. Я и сейчас не сильна, но когда-то мне было легче разболтать все свои неприглядные секреты вроде тройки за диктант, лишь бы не жить в страхе разоблачения и с грузом вины на душе. Чуть позже я тащила всем, кто был готов слушать, свои душевные заморочки - естественно, платя за минутное облегчение выслушиванием советов, насмешек, а потом и откровенным вмешательством в личную жизнь.
В какой-то момент я поняла, что автономность - залог свободы, а ложь - плата за нее. Ложь в широком смысле, включающая фигуры умолчания, неизменный "ok" и улыбку во все оставшиеся от жизни зубы в ответ на how do you do, мифотворчество и маски в семье и на работе.
Если послушать все эти теории со стороны, может показаться, что они слишком сложны и вообще аморальны. Что ж, как говорилось в одном старом фильме - "не разводи свои теории, не всем они подходящи". Кому не подходящи - слава Богу, а тому, кто твердит о морали, на самом деле опасаясь путаницы и напрягов сложносочиненного вранья, могу сказать по опыту: главное втянуться, а там пойдет как по маслу.