Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

sargent

(no subject)

***
Под тонким одеялом лучше спится
С окном, открытым в лютую пургу.
Лети, лети, родная колесница,
Во сне моем ударить по врагу.
Отточены и лезвия, и жала,
И дула ровно на него наведены.
Поверь в меня, любимая держава,
Ведь только о тебе я вижу сны.
Буденновцем отважным и ковбоем,
Не просыпаясь, на коне лихом
Всю заграницу я проеду с боем,
Милитаризм не находя грехом.

2020

***
Что-то ты стал сдавать, мальчик
Плачешь ночью
Думаешь, никто не видит
Не склонится, не вытрет слез
Наверное, так и есть -
Люди боятся бинтовать открытые раны,
Особенно – неясного происхождения
Я знаю, что ты устал
Но не знаю – как
Болемер еще не придумали,
Как и измеритель усталости
Мальчик, тебе всего лишь десять
Пусть и умноженные на пять
А с тебя спрашивают,
как с пятидесятилетнего -
это несправедливо

2019
fotocam

Черуты

"У бирманцев есть легенда о девушке, которая сушила черуты для своего возлюбленного теплом собственного тела..."
Дэниел Мейсон

Когда я писала статью про Бирму, я сказала там, что "Burmese Days" Оруэлла (которую я прочитала в Багане без словаря за отсутствием такового) - единственная в западной литературе книга про Бирму. Оказалось, нет. Тут мне попалась книжка "Настройщик" Мейсона, так она тоже про нее. Впрочем, это не совсем литература, скорее, псевдоисторическое развлекалово, которое взяло понемножку и у того же Оруэлла (куда деваться), и у Алессандро Барикко из "Шелка", и даже из "Пианино" - какой-то странный фетиш у англоязычных писателей таскать фортепиано в дикие места Юго-Восточной Азии, но это так, к слову. Я теперь про черуты.

Черуты - это бирманские сигары из тамариндовых листьев. Вряд ли кто-то их сушит на себе, потому что стоят они такие гроши, что у европейцев и купюр-то подходящих нет. Когда я дочитала "Burmese Days" и увидела все банганские пагоды, которые успела, меня занесло на побережье, в Нгапали. Отельчик походил на старый пионерский лагерь с фанерными домишками - только вместо берез и елок росли пальмы. Дело было накануне сезона дождей, и в гостинице почти никого не осталось - я да две плохо говорящие по-английски девочки-кореянки. Вчером второго дня я вышла на пляж ночью и от одиночества приняла приглашение местного паренька лет семнадцати, с гитарой: он, весьма довольный, что снял туристку, развел костерок, пожарил на решетке рыбку и достал откуда-то из воздуха полбутылки рома. Рыбку я есть не стала, как и ром пить - она выглядела умершей своей смертью и доверия не внушала. Парень оказался приличный, ничего такого: выпил рому, закусил покойницей и начал играть и петь - по-бирмански и на ломаном английском. Я сидела рядом на полотенце, обняв колени, улыбалась в темноту и смотрела на звезды.

Я плавала в сильно пахнущем жизнью и смертью одновременно Бенгальском заливе утром и вечером, когда было не слишком жарко. Рядом купались французы - симпатичные блондины-родители и четверо детишек, младшая из которых ходила на пляж в памперсе. Как-то их сменила семья из Пенджаба - толстый, дебелый отец с густейшей, по глаза черной бородой и в чалме, его одетая в длинную рубаху, шальвары и платок жена, два рыхлых, толстеющих сына-подростка, у которых уже пробивались бороденки, и дочь - в белой хламиде и штанах, но пока без платка, с длинной толстой черной косой. Родители сидели на песке, вытянув ноги, мальчишки по колено в море перекидывались мячом, тряся почти женскими грудьми, а девочка бегала им за мячиком, когда он далеко отлетал. Вдалеке рыбацкие лодки качались на волнах, а метрах в пятистах от отеля черные скалы уходили в залив, защищая бухту с севера.

Я не умею кайфовать от лежания на пляже; на второй день в сиесту, когда на песке было просто пекло, я пошла в деревню. Под пальмовой крышей в одном из дворов стоял бильярдный стол, мужики гоняли шары. Под другим навесом народ коллективно смотрел по телевизору болливудский блокбастер. В маленьком закутке, сколоченном из досок и поднятом на сваях, сидел художник и продавал свои картины. На выкрашенной в бледно-голубой цвет стенке у него, в общей красной рамочке, в рядок висели вырезанные из газеты фото генсеков ООН - штук шесть. В маленьком сарайчике типа киоска симпатичная девушка с кругами танаки - бело-желтой кашицы из тертой местной древесины, которой в Бирме мажут щеки и нос от солнца - на лице сидела под выцветшей рекламой "Пепси" и продавала эту самую пепси, булочки с кунжутом, какие-то местные сладости, лапшу в пакетах, западные сигареты и черуты.

Я попросила черут, она протянула мне пачку "Мальборо". Я засмеялась и снова ткнула пальцем в черуты, сунула ей тыщу местных тугриков, самую мелкую из моих купюр (около бакса). Теперь засмеялась она и замотала головой. У меня в сумке были маленькие пакетики шампуня из гостиницы - там принято давать на чай натурой. Я выменяла их все - штуки четыре - на пригоршню черут: сколько удержала рука.

...Я обошла деревню, пофотографировала обожающих это дело местных мальчишек, посмотрела, как полуголые парни в одних хлопчатых юбках-пасоу играют в местную игру с плетеным мячиком, своеобразный прообраз сокса. Вернулась, а жара все еще не проходила. Я заперлась в своем домике, куда долетали мерные сильные выдохи близкого прибоя, поставила в холодильник стаканы с чаем, раздетая завалилась на постель с "Жюстиной" и отключилась от реальности. Это было такое сибаритское, порочное времяпрепровождение, что я - в общем-то некурящая - решила, что мне не хватает черуты. В конце концов, в номере была пепельница, куда я до того кидала чайные пакетики; чего б ей не поработать по специальности. Черута оказалась горькой и не такой забористой, как табак; я валялась в постели, читала "прелестную" (как говорили в нелицеприятном смысле в русской древности борцы за чистоту нравов, разумея разврат телесный или мысленный) книжку и потягивала черуту, медленно выдыхая дым. Чувствовать себя грешницей было до того охренительно, что я в какой-то момент встала, взяла камеру и подошла к зеркалу, чтобы оставить что-то на память об этой сиесте. Чтобы было что вспомнить в старости, длинными одинокими вечерами - как сейчас, примерно. :)))
Collapse )